Александр Советников о начале работы в России системы сбора оплаты с грузовиков

Генеральный директор оператора проекта «РТ-Инвест Транспортные системы» Александр Советников рассказал о начале работы в России системы сбора оплаты с грузовиков грузоподъемностью более 12 тонн за проезд по федеральным трассам.

В каком статусе находится система «Платон»?

— 15 октября мы направили в правительство уведомление о полной готовности. Технически свое внутреннее тестирование закончили в сентябре. 15 ноября система была запущена в эксплуатацию. Сейчас она работает в штатном режиме на всей территории РФ.

Вы были готовы к проблемам с грузоперевозчиками?

— Главная проблема, о которой мы говорили с мая,— приходите заранее. И сейчас мы столкнулись с наплывом. По факту две трети пользователей, которые пришли в офисы системы в первый день ее работы, не проходили регистрации, несмотря на то что мы заранее обеспечили все каналы для этого. Личный кабинет на сайте и 138 офисов открылись месяц назад по всей стране. Всего сейчас в системе 540 тыс. зарегистрированных пользователей. У тех, кто прошел регистрацию заранее, проблем с оплатой не возникает.

И с этим столкнулись все страны — и Германия, и Словакия. Все откладывают на потом. Авось снесут, авось не будет. Хорошо, вы надеетесь на авось. Но что вам мешало прийти и зарегистрироваться и если не перенесли сроки ввода системы, то все были бы готовы? Все крупные перевозчики так и поступили. Да, мы знаем, что они писали обращения (в правительство об отмене сбора), но при этом все пришли, выгрузили свои базы парка машин, мы их зарегистрировали. Многие — в основном это средние и маленькие перевозчики, а также некоторые крупные — дотянули до последнего. И теперь они приходят и говорят: «Дайте мне тысячу бортовых устройств». Мы стараемся. Но в сутках только 24 часа.

Все перевозчики, которые зарегистрировались, получили бортовые перед запуском системы. Сейчас в офисы приходят люди, которые требуют устройства, даже не принося документы. А ведь это госимущество. Во всем мире они выдаются за деньги, у нас — на безвозмездной основе. Более того, мы пошли навстречу и выдаем в некоторых офисах, где есть в наличии оставшиеся бортовые устройства, всем пользователям, даже тем, кто только что зарегистрировался. Поэтому мы тех, кто регистрируется сейчас и проявляет желание использовать для оплаты именно бортовое устройство, ставим в очередь и уже отправили новый заказ на завод-изготовитель.

Я хочу подчеркнуть, что бортовое устройство — не единственный и не обязательный способ оплаты. Есть маршрутная карта, которую можно оформить на сайте системы, в терминалах самообслуживания или в офисах системы. Регистрация в системе позволяет просто и удобно с ней работать через личный кабинет. Один раз введя свои данные, пользователь получает все сервисы личного кабинета. Однако и тут мы пошли навстречу тем перевозчикам, которые пришли на регистрацию прямо в день запуска системы — для них открыта возможность оформления разовой маршрутной карты с указанием минимального количества данных о владельце и его транспортом средстве. Сделать это можно на сайте системы.

К сожалению, ажиотаж при запуске аналогичных систем — к сожалению, это мировой тренд. Самый яркий пример был в Словакии — только лишь один человек зарегистрировался до старта. И они после запуска системы 15 дней все стояли, регистрировались, это был коллапс. У нас не так — уже больше 50% коммерческих грузовиков зарегистрировано. У нас весь парк грузовиков 1,8 млн по базе ГИБДД, из их них по нашей оценке 500–600 тыс. спецтранспорта — Минобороны, МВД, МЧС. Очень много старого транспорта, на нем никто не ездит, с учета не сняли. Таким образом, реально передвигающегося транспорта — не больше 1 млн.

Назовите крупных автомобильных грузоперевозчиков.

— Например, «Магнит», у них более 5 тыс. транспортных средств. Большой парк у «Пятерочки», РЖД, PepsiCo, Coca Cola. Более 1 тыс. машин у «Алросы». Для нас все, что больше 100 машин — это большая компания. Все они молодцы, организованы, очень четко работают.

Кто, как вы считаете, организовывал забастовку дальнобойщиков?

— Это не наш вопрос. Для наш важнее конструктивное мнение от тех, кто прошел регистрацию и сейчас работает. Позитив они не высказывают потому, что это не принято в их профессиональной среде, а нужные комментарии к работе дают. Однако, подчеркиваю, это мое личное мнение, что эту ситуацию некоторые общественно-политические деятели используют в сугубо PR-целях.

Что представляет собой система «Платон»? Из каких элементов она состоит?

— Есть два типа систем. Первая — это когда плата взимается с помощью рамок. Есть дорога. В начале и в конце маршрута стоят рамки. Первая рамка считывает информацию либо с госномера, либо с бортового устройства. Этот тип систем, когда нужно въезд-выезд перекрыть, подходит для платных дорог и небольших стран, где около 2 тыс. дорог. Такое ввели в Австрии, Чехии. Когда мы говорим о больших пространствах, как в Германии — 15 тыс. километров дорог, в Словакии — 18 тыс. километров, Россия — 50 тыс. километров — рамками мы никогда их не перекроем. Система будет стоить дороже, чем мы можем собрать. Поэтому здесь вводится спутниковая система либо маршрутная карта. В кабину ставится бортовое устройство, там внутри чип GLONASS-GPS, который отслеживает, где вы находитесь, и несколько дополнительных систем. Например, криптография ставится для защиты информации, акселерометр, чтобы оно активировалось при движении. Эта умная машинка отслеживает, едете ли вы по региональной дороге или по федеральной, и предает координаты в дата-центр в Тверской области.

Но вот не все хотят пользоваться бортовой техникой потому, что надо следить за лицевым счетом, индикацией. Маршрутная карта проще — она как навигатор — ввели любой маршрут, госномер автомобиля, оплатили и поехали. Карта действует месяц. Точно такие карты вводились в Словакии, Германии, Венгрии. Если надо изменить — выписывай новую карту. Вообще мировой опыт показывает, что более 80% от общего числа пользователей в первые несколько лет работы систем взимания платы выбирают маршрутные карты и их вариации, остальные устанавливают бортовые устройства.

Понятно, дальнобойщики кричат, что бортовое устройство не успевают получить. Пожалуйста — маршрутные карты. А мы сейчас для вас сформируем заказ — привезем бортовые устройства. Но если бы вы пришли в сентябре на регистрацию, мы бы вам уже сейчас выдали.

Сами виноваты?

— Никто не виноват. Надо конструктивно подходить к делу. Вы пришли позже — мы будем стараться как можно быстрее. Только, пожалуйста, давайте в живую очередь. Почему должны страдать те, кто пришел в сентябре, подали все документы? Для нас они в приоритете. Более того, есть альтернатива — маршрутная карта.

Все дороги в стране покрыты «Платоном»?

— Да, все федеральные трассы с 15 ноября. Сначала ставим 20 рамок в Московской и Калужской областях, дальше достраиваем, к середине 2017 года будет покрыта рамочными конструкциями вся страна (481 штук). Мобильный контроль, на всей территории России развернут. Мы будем только собирать и передавать информацию, согласно обязательствам.

За проезд федеральной дороге через Якутию, которая проселочная, по сути, дальнобойщикам тоже придется платить?

— Если это федеральная дорога, согласно закону, за передвижение по ней должна взиматься плата. Мы обязаны брать за это плату по установленному правительством страны тарифу и перечислять ежедневно все собранные средства в Федеральный бюджет. Эти деньги пойдут напрямую в дорожный фонд. По расчетам Росавтодора, они позволят к 2018 году привести все федеральные дороги в нормативное состояние. То есть в ближайшие годы история с «проселочными федералками» уйдет в прошлое, а это не только повышение комфорта в пути для всех автомобилистов и пассажиров, их безопасности, но увеличение скорости доставки грузов, это экономия на топливе и на ремонте машин. Регулирование и совершенствование рынка грузоперевозок — это то, что необходимо России и чем не одно десятилетие занимаются в Европе.

Как осуществляется контроль оплаты?

— Эту функцию выполняют рамные конструкции и автомобили мобильного контроля. На них установлены устройства, которые выявляют из потока машин 12-тонник по габаритам, по номерам и высчитывают, оплатил или нет. Система смотрит — либо у него бортовое устройство есть, либо маршрутная карта. Понятно, что рамки не перекрывают все. Но есть мобильный контроль — 100 машин, это достаточно, по 500 км на каждую машину. Есть штрафы и их размер такой, что если человек один раз в год попался, то сразу заплатил сумму как оплату за годовой пробег. Это невыгодно. Проще платить за проезд по закону.

Как рамки будут связаны между собой?

— У нас есть партнер «МегаФон». Он обеспечивает доступ ко всем рамкам. По максимуму у нас требование — это оптоволокно. Понятно, что есть удаленные регионы. Где-то ставятся радиорелейная или спутниковая связь либо нам выделяют канал 3G, 4G. Там, где небольшой поток грузовиков, не нужен канал 2 Мбит/с.

Планировалось в этом году произвести 200 тыс. бортовых устройств, а всего за несколько лет — 2 млн. Какой будет реальный объем?

— Мы ориентируемся в первую очередь на запросы зарегистрированных перевозчиков. Почему мы с мая месяца говорили, скажите, сколько необходимо каждому. 200 тыс.— это были расчетные данные на тех, кто заранее зарегистрировался, к 15 ноября на бортовые было 170 тыс. заказов. При этом очередная партия была отправлена в производство заранее, чтобы постепенно обеспечивать всех, кто приходит сейчас на обязательную регистрацию. Если вам необходимо бортовое устройство и вы только пришли на регистрацию после 15 ноября или за пару дней до запуска системы, получите его в порядке очереди.

— Кто производит бортовое устройство «Платон»? «Ростех»?

— Питерский завод «Центрсвязьинформ». «Ростех» нам много помогает. В связи с санкциями мы не хотели зависеть от европейских производителей. Это — с нуля наша разработка, сборка, софт. Большая часть комплектующих пока еще Китай и Азия. Я знаю, что этот завод ведет переговоры с нашими производителями. Надеюсь, что с последующих партий локализация будет расти.

На устройстве у водителя будет интерфейс, чтобы он мог ввести данные маршрута прямо из кабины?

— Ни в коем случае. Его включаешь в прикуриватель, оно ловит спутники и работает. Само себя тестирует и отправляет нам данные. Если его вскрывают, то оно посылает нам информацию об этом и всю информацию стирает. Если наводят jammer (глушилку), она тоже это определяет. Европа с этим столкнулась. А вот маршрутную карту перевозчик может оформить с любого мобильного устройства, быстро и легко. Мы видим по статистике, что планшеты есть почти у всех частных перевозчиков.

Кроме того, государство разрешило подключать сторонние бортовые устройства, это право утверждено в 504-м Постановлении Правительства. Технически мы готовы к этому, мы под это проектировали. Но для того чтобы ее подключить, бортовое устройство должно соответствовать параметрам нашей системы и быть сертифицировано. Если оно будет соответствовать и Минтранс подтвердит и выдаст требования, то в будущем мы и это будем делать.

При создании «Платона» какую зарубежную систему брали за пример?

— Если говорим по способу оплаты, ближе немецкая и словацкая. Остальное пришлось серьезно перерабатывать. Мы смотрели, что ни одна западная система не похожа на другую. Даже европейские страны, которые находятся по соседству. В Чехии, Германии, Австрии нет ни одной интегрированной системы, нет ни одного бортового устройства, чтобы грузовик мог ездить по всем этим странам и платить. Поэтому в Европе они увешаны как елка — у него немецкая висит, словацкая, под Австрию. У нас сразу была задача, чтобы у нас не было 84 бортовых устройств. Создавали так, если региональные системы появятся, то у нас должна быть единая страна.

— Та же система ЭРА-ГЛОНАСС создается с прицелом на европейскую eCall. Будет ли «Платон» интегрирован с какими-либо системами стран ЕС?

— Мы вели переговоры в первую очередь с Казахстаном и Белоруссией. В Белоруссии спутниковых систем пока нет, но в принципе теоретически интегрироваться мы сможем, мы это уже продумывали. У Казахстана пока платные дороги, но есть планы по созданию системы взимания платы с грузовиков и мы постоянно с ними работаем. Здесь это проще, потому что работа идет с нуля. С Европой, как я говорил, сложно интегрироваться, у них нет единого протокола. Нам придется договариваться с каждой страной по отдельности. Мы можем попробовать взаимодействовать с немцами. Но наш приоритет — это Таможенный союз, здесь транспортные потоки гораздо больше. Его надо интегрировать как можно быстрее. Как только в Казахстане свою систему будут вводить, мы будем гармонизировать наши протоколы.

Автор: Владислав Новый

Подробнее: www.kommersant.ru