Андрей Бочкарев о платных дорогах Москвы

Руководитель департамента строительства г. Москва Андрей Бочкарев в интервью радиостанции "Говорит Москва" рассказал Юрию Будкину о сданной эстакаде на Щелковском шоссе, частных инвестициях в строительство Северо-Восточной хорды и принципах использования платных дорог.

Ю. БУДКИН: Не секрет, что существует такая история датского строительства (к датам). К дню строителя что-нибудь сдаете?

А. БОЧКАРЕВ: Да, мы сдаем ряд объектов. Буквально сегодня мы запускали эстакаду на Щелковском шоссе. Вчера мы вместе с мэром Москвы мы это сделали. Вчера Сергей Семенович открыл движение, фактически подтвердил открытое движение одного из объектов – это переезд через железнодорожные пути. Это в районе Крёкшино (это территория Новой Москвы). То есть мы вводим такие значимые объекты, которые нужны для города. Это такая добрая традиция – просто еще раз показать людям, да и самим строителям, что идет движение, сдаются объекты. Потому что любой объект – это не только объект как таковой. Это другая жизнь людей, которые пользуются этим объектом. Вчера благодарные водители уже сигналили мэру, благодарили за то, что они вместо 40 минут или 2 часов тратят 2 минуты на пересечение между двумя сторонами железнодорожного проезда. Сегодня при запуске эстакады на Щелковском шоссе при движении на шоссе Энтузиастов…

Ю. БУДКИН: То есть теперь можно съехать с Щелковского шоссе в сторону шоссе Энтузиастов.

А. БОЧКАРЕВ: Да, спокойно. Это уже выделенная эстакада. Мы шаг за шагом сдаем. Мы же не дожидаемся финального окончания всех работ. Но фактически они там завершились пуском этой крайней эстакады в этом пересечении.

Ю. БУДКИН: Раз уж заговорили про Щелковское шоссе, у него есть еще какие-то перспективы открытия в 2017 году?

А. БОЧКАРЕВ: Мы в прошлом году запустили один главный элемент – это эстакада прямого хода, возле автовокзала, которая являлась главным элементом. Мы заканчиваем этим летом все работы на основном ходе так называемом, заканчиваем работы по дублерам и выполняем масштабное благоустройство территорий вокруг шоссе, включая заходы во дворы тех домов, которые находятся на первой линии вдоль. Сделаем, помимо самой трассы, еще такое хорошее благоустройство, освежаем эту территорию. Я думаю, мы где-то в начале осени завершим там все работы вообще.

Ю. БУДКИН: Про Северо-Восточную хорду ведь сейчас много вопросов возникает в связи с последними заявлениями о том, что она может быть частично платной. Частично, полностью – какова ситуация на сегодня?

А. БОЧКАРЕВ: Безусловно, город Москва за счет городского бюджета инвестирует большие средства, для того чтобы возводить дороги, мосты и так далее. Мы построили более 600 км новых дорог в застроенном городе. Это более 180 крупных искусственных сооружений – развязки, мосты, эстакады и так далее. То есть это буквально за короткий промежуток времени в 6.5 лет. Большие средства выделяются. Мы очень жестко контролируем стоимость. Идут большие снижения с точки зрения экспертизы, торгов и так далее. Но, конечно же, если есть возможность привлечь внешние источники финансирования, это означает, что город может свои городские средства пустить на другие задачи, которых тоже много, в которые город тоже инвестирует, но денег либо не хватает, либо нужно в данный момент чуть-чуть больше. Поэтому рассматривается любая возможность по привлечению внешнего источника финансирования.

Если это будет инвестор, то, конечно, ему необходимо свои вложенные средства каким-то образом получить обратно. Поэтому рассматривается вариант, что, скажем, участок от Ярославского шоссе до Дмитровского шоссе будет, возможно, платным, если будут решены вопросы с потенциальным инвестором. А объем инвестиций на этом участке составляет порядка 50 млрд рублей. Это огромная трасса, это несколько километров, проходящих через промышленные зоны, через пересечение трубопроводов, железных дорог и так далее. Это такое мощное тяжелое сооружение, за которое в советское время не могли браться, потому что не было ни организационных ресурсов, ни технологических, ни финансовых, для того чтобы такую задачу решить. Сейчас возможности есть. И мы как раз занимаемся тем, чтобы привлечь инвестора для решения данной задачи.

Хочу отметить, что вопросы, связанные с освобождением и подготовкой территории, будет выполнять город. Потому что городские структуры быстрее смогут освободить площадку под строительство, потому что огромное количество согласований разных ведомств – региональных, городских, федеральных, промышленных предприятий, частной собственности и так далее. Это огромная, сложная организационная задача. Конечно, городские службы, стройкомплекс города Москвы будет в этом проекте играть лидирующую, ведущую роль. А инвестор, естественно, будет выполнять свою задачу по финансированию и, соответственно, приемке работ в эксплуатацию.

Ю. БУДКИН: Но этот инвестор пока и не найден, и, следовательно, нет однозначного ответа, что эта часть будет платной.

А. БОЧКАРЕВ: Пока однозначного ответа нет. Работы ведутся. Мы бы хотели снять часть бремени с городского бюджета и переложить ее на наших партнеров из бизнеса. Но сама схема построения работы платной дороги требует много не только технических вопросов, а еще организационных: как будет взиматься плата, где будут располагаться эти точки, какой будет режим функционирования и так далее, и так далее, и так далее. И пока эти вопросы ведутся с потенциальными… Я не хочу предвосхищать какие-то события. Партнеры у нас серьезные. Они считают и деньги, и риски, и оптимизируют технические решения. Поэтому пока работа ведется в напряженном режиме. Когда уже будут готовы какие-то результаты, я думаю, что пройдут какие-то более подробные объявления с нашей стороны.

Ю. БУДКИН: Но это мы говорим только об участке хорды между Ярославкой и Дмитровкой. Все остальные участки уже строятся.

А. БОЧКАРЕВ: Они строятся за счет средств городского бюджета. Основные участки. Мы их уже будем вводить на рубеже 2018-2019 годов. За исключением этого участка, как я уже сказал. Он технически, организационно самый сложный в этой хорде. И, соответственно, мы ведем переговоры по вот такому государственно-частному партнерству. Это на самом деле будет инвестиционный контракт и так далее. То есть все формы будут известны позднее. Пока рано говорить о том, что это будет платно.

Ю. БУДКИН: Но можно ли говорить о том, что все остальные участки, которые уже строятся, точно будут бесплатными.

А. БОЧКАРЕВ: Абсолютно. Давайте так. То есть для того, чтобы обеспечить режим перемещения, необходимо будет этот режим платности вводить каким-то образом на более ранних подступах к участку платной дороги, чтобы не делать торможения днем. Поэтому это вопрос сложный. Его вот так быстро в двух словах объяснить непросто. Тем более не все технические решения пока обсуждены. Например, простой вопрос: размещение пункта взимания платы. Те, кто пользуются трассами, например, вход в Одинцово, или трассой Москва - Санкт-Петербург, понимают, что эта точка, где автомобиль разъезжается, проходит через терминал и проводит оплату (наличным или безналичным образом) – это такое большое сооружение, требующее большой территории, где нужно очень грамотно располагать не только с точки зрения будущего бизнеса, но и с точки зрения той территории, которая в городе позволяет это сделать. А это не так просто, потому что территория очень застроенная. И каждый метр этой земли требует освобождения юридического, переноса коммуникаций и так далее. И эта большая сложная работа как раз сейчас происходит. Выбор правильного технического решения, подсчета необходимых капитальных затрат, составления с финансовой схемой как финансирования объекта, так и получение дохода, для того чтобы эти инвестиции вернуть инвестору. Вот такая история.

Ю. БУДКИН: У нас есть, насколько я понимаю, две истории платных дорог. Там, где в основном государство делает и эксплуатирует эти дороги, и там, где есть частные инвесторы. И там совсем разные тарифы. Вот те дороги, которые появятся на территории Москвы, возможно, участок Северо-Восточной хорды, возможно, северный дублер Кутузовского проспекта. Вот там будут как раз истории, где будет довольно дорого, как ехать в Шереметьево.

А. БОЧКАРЕВ: Юрий, понимаете, какая история. Вообще весь формат строительства платной дороги имеет одно очень важное правило, которое соблюдают не только сами инвесторы, но на котором представитель государства настаивает обязательно. При наличии платной дороги у людей всегда должен быть автор и альтернатива бесплатного перемещения по данному маршруту.

Ю. БУДКИН: В городе всегда есть такая альтернатива. Разве нет?

А. БОЧКАРЕВ: Конечно. То есть в любом случае, когда будет построен северный дублер Кутузовского проспекта…

Ю. БУДКИН: Кутузовский проспект останется.

А. БОЧКАРЕВ: Кутузовский проспект останется бесплатно. И, конечно, всегда есть, как сейчас есть, Ленинградское шоссе за МКАДом, идущее в том числе на Шереметьево, так есть и платная дорога, и есть альтернатива. Также есть альтернатива движению по Минскому шоссе в сторону Одинцово, также северный обход Одинцово. И люди вольны выбирать в зависимости от жизненной ситуации, от срочности поездки, каким элементом дороги воспользоваться. Иногда нужно быстро, и сумма денег не является критической. Если двигаться каждый день, конечно, люди должны планировать свой бюджет и так далее. Но наличие платных дорог, я по своему опыту, по опыту своих друзей, знакомых, опросов, которые мы видим… конечно, люди пользуются. И задачу скоростного перемещения по этой дороге решают блестяще при наличии всегда бесплатной альтернативы. Вот такая основная схема существования платных автодорог.

Подробнее: govoritmoskva.ru