Алексей Бнатов: “За забывших деньги водителей в 99% случаев платит следующий в очереди”

АНТОН ТОЛСТОВ: Мы в студии "Радио Балтика" рады встречать генерального директора компании «Магистраль Северной столицы» Алексея Бнатова. Алексей Николаевич, здравствуйте.

АЛЕКСЕЙ БНАТОВ: Здравствуйте.

А. ТОЛСТОВ: Поясним нашим радиослушателям, что «Магистраль Северной столицы» — это ЗСД, Западный скоростной диаметр. Всегда очень много вопросов по нему. Алексей Николаевич, как на ЗСД встречают снегопад, как с уборкой обстоят дела?

А. БНАТОВ: Мы очень надеемся, что те, кто нас слушает, — это наши постоянные и будущие пользователи. Приглашаем всех на свою дорогу, в том числе познакомиться с ней после пуска центрального участка. Зиму встречаем радостно, подготовлено. У нас совершенно замечательный флот техники, 120 единиц, высокие профессионалы, собственные базы обслуживания, которые помогают выполнить все регламенты, которые к нам применимы в рамках соглашения о государственно-частном партнёрстве (ГЧП). Если у вас была возможность на практике это увидеть, то это был вчерашний день, когда ЗСД на юге и на севере был абсолютно чёрного цвета, что свидетельствует о правильном выполнении регламента. Наша техника настолько удивительна, что, когда мы делаем смотры, не только специалисты и дети, но и те, кто занимается этим профессионально в городе, выражают нам слова благодарности за то, что мы сочли возможным финансово и организационно привлечь столь специализированную, столь дорогую, столь интересную технику для уборки ЗСД. Особенность ЗСД заключается в том, что мы 100% искусственное сооружение. У нас нет возможности сваливать снег за борт, поэтому мы должны это всё вывозить. У нас есть шумовая защита, силовая защита. У нас огромное количество освещения, шесть мачт освещения. У нас огромное количество знаков. Всё это требует ухода. Не значит, что уход больше, чем в городе. Значит, что на скоростной дороге требования к такого рода уборке повышенные. Мы не можем оставлять отвалы снега, мы не можем делать так, чтобы разметка не была видна на скорости 110 км/ч.

ИРИНА ЛОБАНЬ: В городе есть такое регламент: пока идёт снег, его не убирают, потому что всё равно опять нападает. У вас по-другому?

А. БНАТОВ: Наши регламенты очень близки друг к другу. Если позволяет дорожная обстановка и если это происходит в ночное время, мы пытаемся использовать время наименьшей загрузки Западного скоростного диаметра. Не нужно забывать, что на сегодняшний день без пуска центрального участка мы обслуживаем более четырёх миллионов пользователей в месяц, более 50 миллионов в год, при 140–170 тысячах транзакций в день. Это особая нагрузка. Поэтому уборка территории должна быть синхронизирована с теми или иными высокими часами нагрузки, с ночным режимом, дневным, утренним. Да, мы тоже ждём, пока выпадет снег, чтобы не тратить зря свои силы и средства, но, к сожалению, иногда это нужно делать в опережающем плане для того, чтобы обеспечить пользователям удобный период и удобный, комфортный проезд по Западному скоростному диаметру.

А. ТОЛСТОВ: По поводу проектной мощности: вы сказали о том, сколько сейчас уже проезжают, а, каковы расчёты, сколько автомобилей будут проезжать после того, как центральный участок уже откроют?

И. ЛОБАНЬ: И максимум какой?

А. БНАТОВ: Всё это расчётное, поэтому приношу свои извинения, если на деле окажется какая-то другая цифра. Но расчётная проектная мощность — на основном срезе 180 тысяч транспортных единиц в час. При этом не нужно относиться к этому показателю очень ответственно, поскольку транзакции, которые происходят, и маршруты пользователей иногда заканчиваются не проездом всей дороги, а проездом какой-то части. Отвечая на ваш вопрос двумя словами: при 140 тысячах транзакций на сегодня 30–100-процентный рост не будет связан с тем, что мы столкнёмся с ограничениями проектной мощности. Мы не предполагаем, что это произойдёт. Несмотря на то, что 80% предпортовой зоны, мы полагаем, придёт к нам, 20% Василеостровского района, 15% Приморского района. Мы полагаем, что наши расчёты будут настолько близки к реальности, что тот вывод, который мы на сегодня сделали, будет соответствовать действительности. Это значит, что наша дорога справится полностью.

А. ТОЛСТОВ: Ещё пока непонятно точно, когда планируется запустить рабочее движение?

А. БНАТОВ: Да, я не стал бы называть точную цифру. И потом, мне кажется, это менее важно, чем факт завершения такого сложного этапа, как завершение строительства центрального участка. И здесь один или два дня не настолько важны, как факт самого завершения.

А. ТОЛСТОВ: По стоимости уже понятно? Можно называть примерные цифры?

А. БНАТОВ: Можно. Но нужно ли.

А. ТОЛСТОВ: Я думаю, это один из главных вопросов, которые интересуют слушателей.

А. БНАТОВ: Вы будете удивлены: все возможные и невозможные встречи, которые у нас происходят с сегодняшними пользователями и с будущими, сводятся к тому, что всё равно какая стоимость, лишь бы он был построен, и мы за 20 минут проезжали пятимиллионный город. Поэтому мы благодарим, конечно, за такое отношение. Это будет разумная цена. Для вашего сведения: в рамках соглашения о государственно-частном партнёрстве у нас с городом одинаковые права на обсуждение и установление того или иного тарифа. При этом оговорена верхняя планка тарифа, которую мы никогда не достигали. До сих пор мы находимся в режиме социальной ориентированности, при которой тариф, который мы устанавливаем, значительно ниже возможного максимума.

А. ТОЛСТОВ: Давайте по-другому сформулирую вопрос: максимальная планка при проезде всего участка в дневное время?

А. БНАТОВ: Нет ответа на этот вопрос, потому что не определены тарифные зоны. Поверьте, я не лукавлю и не ухожу в сторону, отвечая на ваш прямой вопрос. С пуском центрального участка зональность всего Западного скоростного диаметра изменится, мы полагаем. Кроме этого, мы очень надеемся, что в самое ближайшее время мы сможем запустить следующий этап взимания платы, который называется Flow+, который будет взимать плату не за участок, обозначенный нами в проектной документации и в обсуждении с городом, а за конкретно пройденный километр. Это будет следующий этап развития дороги. У нас есть ещё более далеко идущие планы, о которых можно говорить очень долго. Но попытаться ответить на ваш вопрос можно только следующим заявлением: тариф будет совершенно адекватный, приблизительно равный тем тарифам, по которым мы сейчас предоставляем возможность пользователям платить по северному и южному участкам. Если там плюс-минус 100 рублей, наверное, в этих размерах и будет обсуждаться стоимость после пуска центрального участка.

А. ТОЛСТОВ: Когда запустят центральный участок, сразу же будут взимать деньги или какой-то период будет тестовым?

А. БНАТОВ: Это очень интересный вопрос для многих слушателей, я думаю. Дело в том, что завершение строительства вовсе не означает запуск центрального участка в платном режиме. После того, как будут получены все строительные подтверждения, акты, разрешения на пуск центрального участка в эксплуатацию, есть ещё несколько действий юридического характера, которые являются абсолютно обязательными для того, чтобы у нас появилось право взимать за этот участок средства. Тариф должен быть определён до этого, но взиматься может только после оформления. Это прежде всего регистрация, кадастрирование объекта, оформление его в собственность, оформление договора о субаренде на нас на всё время концессии. Поэтому будет период, в который мы не будем взимать плату за центральный участок.

А. ТОЛСТОВ: То есть это несколько месяцев, скорее всего?

А. БНАТОВ: Полагаю, что вы правы.

А. ТОЛСТОВ: По поводу Васильевского острова ещё есть вопросы: «Когда и сколько съездов откроется на Васильевский остров?» — спрашивает слушатель.

А. БНАТОВ: Мы по проекту на сегодняшний день сделали съезд только в одном месте: на набережную Макарова, и ничего другого больше не предусматривается. Есть так называемые перспективные развязки, которые связаны с решением города — делать или нет. Всё, что город посчитает нужным сделать в рамках или не рамок нашего соглашения, мы с удовольствием будем рассматривать.

А. ТОЛСТОВ: То есть даже уже после введения в строй центрального участка будет возможность сделать дополнительные съезды/заезды на магистраль?

А. БНАТОВ: Да, технологический задел и необходимые юридические вопросы в рамках соглашения дают нам возможность в рамках развития проекта строительства развязок в ближайшей перспективе. Дорожные карты, утверждённые Игорем Николаевичем Албиным, уже предусматривают возможность строительства трёх развязок: на «Скандинавии» в районе нового шоссе, на Шуваловском и в Шкиперском протоке на юге Васильевского острова.

А. ТОЛСТОВ: Владимир спрашивает: «Почему нет возможности внести деньги на счёт непосредственно на кассе оплаты проезда. В центры обслуживания ездить не очень удобно».

А. БНАТОВ: Согласен, что ездить неудобно. Наверное, речь идёт о пополнении транспондеров. Дело в том, что мы боремся за доли секунд на пунктах взимания платы для того, чтобы выполнить нормативы, и в том числе повысить нормативы пропускной способности. Иначе образуются те самые затруднения движения. Каждый элемент вне традиционного, в том числе пополнение, приведёт к тому, что те самые четыре, шесть, восемь секунд, которые требуются для того, чтобы дать наличные деньги, получить сдачу, получить чек, получить право на проезд, превращаются в больший промежуток времени. Мало того, что нас за это штрафует город, прежде всего это вызовет дискомфортную ситуацию и недовольство пользователей. Поэтому мы осознанно такую опцию не внедрили. Но я предлагаю возможность пополнения в мобильном приложении. Мы, конечно, не привыкли покупать сани летом, но, поверьте, если вы это делаете заранее, такого рода вопрос у вас возникать не будет.

А. ТОЛСТОВ: Мобильное приложение уже работает?

А. БНАТОВ: Да, оно замечательное. Мы даже подали заявку на эксклюзивность такого рода изобретения и на присвоение нам очередного ордена лучших в платных дорогах.

А. ТОЛСТОВ: А в чём уникальность?

А. БНАТОВ: Уникальность в том, что мы первые, кто создал полномасштабное мобильное приложение для платных автомобильных дорог в России.

И. ЛОБАНЬ: Вы сказали, что вас город наказывает за задержки. Как это обосновано?

А. БНАТОВ: Это обосновано условиями соглашения о государственно-частном партнёрстве. В нём предусмотрено финансовое достаточно тяжёлое наказание за невыполнение норматива пропускной способности. Кроме этого, существует ещё масса других показателей, по которым у города есть право нас наказывать. И мы постоянно, в квартальном режиме обсуждения тех или иных штрафных баллов, которые возникают. Хотя их немного в последнее время, но, к сожалению, бывает иногда.

И. ЛОБАНЬ: Вопрос как раз о государственно-частном партнёрстве. Противники траты больших бюджетных средств на платные дороги, в том числе на ЗСД, говорят о том, что таких трат быть не должно. Например, недавно в Законодательном собрании высказывались депутаты о недопустимости траты 4,6 млрд рублей на это в 2017 году, о том, что и так южный и северный участок были построены на деньги из бюджета города. По вашему мнению, насколько эффективно государственно-частное партнёрство, насколько здесь адекватна совместная работа города и инвесторов?

А. БНАТОВ: К моей радости, в городе проходит всё больше публичных встреч, обсуждающих минусы и плюсы такого соглашения. Моё мнение, что в той ситуации, в которой мы находимся, этот инструмент стал единственным, который позволил в сложных экономических условиях, макроэкономических условиях и местных, довести до завершения строительство столь дорогого и столь сложного проекта. Содружество в лице города и частных инвесторов, крупнейших российских банков — ВТБ и «Газпромбанк», — позволило найти механизм выхода из этой сложной ситуации без привлечения дополнительных средств. Если вы спрашиваете моё отношение к той сумме, которую вы назвали: я хочу сказать слова благодарности городу за то, что те обязательства, которые город на себя взял в рамках соглашения о ГЧП, не пересматриваются, а строжайшим образом выполняются. Дисциплина соблюдения условий городом и нами — это абсолютный залог успеха. Не надо забывать о том, что мы буквально через несколько лет выходим на режим сверхприбыли. Этот режим за всю концессию, а это до 2042 года, принесёт городу около 380 млрд рублей. Как правильно сказал Георгий Сергеевич на недавнем заседании в Законодательном собрании: всё то, что городу сейчас приходится тратить в рамках своих обязательств, в очень коротком времени станет дополнительным приходом в городской бюджет.

И. ЛОБАНЬ: Он назвал 2020 год. Это реальные сроки?

А. БНАТОВ: Абсолютно. Мы выполняем все обязательства.

А. ТОЛСТОВ: Вопрос от слушателя: «Какие льготы при оплате за проезд имеют машины федеральных, городских чиновников, судей, губернатора?»

А. БНАТОВ: Мы под федеральным законом. Это не зависит от нашего желания предоставлять те или иные льготы. Закон освобождает от уплаты только машины из особого списка. Все остальные, в том числе те, которые были названы, такими льготами не пользуются.

И. ЛОБАНЬ: Спецтехника, наверное, туда относится.

А. БНАТОВ: Смотря какая.

И. ЛОБАНЬ: Скорые, пожарные.

А. ТОЛСТОВ: Оперативные службы.

А. БНАТОВ: Конечно.

А. ТОЛСТОВ: «Как решается вопрос, когда забыл деньги?» — спрашивает Виталий.

А. БНАТОВ: Это из тех случаев, когда требуется помощь соседей. Вы будете удивлены: 99% случаев, когда кто-то забывает деньги, оплачены теми, кто стоит за ними.

И. ЛОБАНЬ: Потому что не хочется ждать, конечно, пока решится этот конфликт.

А. ТОЛСТОВ: Сложная история. Спасибо большое, что пришли сегодня в наш эфире. Очень много вопросов. Ждём открытия и будем пользоваться, безусловно.

А. БНАТОВ: Спасибо за поддержку и добрые слова.

Подробнее: baltika.fm