Пробки конца лета: к чему приводят рассинхроны в работе светофоров

П. ШКУМАТОВ: "Автопятница", с вами Пётр Шкуматов, как обычно в это время. Будем в прямом эфире обсуждать только самые актуальные истории этой недели, естественно, автомобильные. И самая, наверное, взволновавшая всех ситуация на дорогах не только Москвы, но и Санкт-Петербурга, многих других городов — это ситуация с пробками. Да, пробки вернулись, наступил обычный предсентябрьский коллапс: вчера стояло практически всё, и даже оптимистичный "Яндекс" показал 9 баллов — это по Москве, сейчас с этой темы и начнём. У нас в гостях Андрей Мухортиков, член Общественного совета при Министерстве транспорта Московской области. И также Андрей эксперт такого известного центра, как Probok.net. Андрей, добрый вечер!

А. МУХОРТИКОВ: Добрый вечер!

П. Ш.: Но всё-таки пробки есть.

А. М.: Пробки есть, как обычно, перед началом учебного года неделя тяжёлая: все возвращаются с дач, из отпусков, родители готовят детей к школе, студенты готовятся, последние летние деньки проводят в центре. В общем, у всех какие-то есть дела — в итоге на дорогах в среднем в день на 100 тысяч машин больше, чем обычно.

П. Ш.: А обычно сколько в день бывает?

А. М.: Я так с ходу сейчас не назову, но эти 100 тысяч — это цифра вроде бы не очень большая, но тем не менее значительная — та самая соломина, которая ломает хребет верблюду. Проблема в том, что все ездят и в центр, и в достаточно дальние поездки, родители детям покупают канцтовары, форму, делают справки — это как раз накануне школьного года, и всем одновременно куда-то надо.

Такой ажиотаж, конечно, создан совершенно искусственно, подготовка — значимый фактор, но не единственный: у нас сейчас традиционно с сентября обычно сдаётся достаточно большое количество строек. Это касается и каких-то дорожных строек, на период которых ограничивается движение на проезжей части, какие-то сужения, перепуск движения. И плюс достаточно много улиц благоустраивается в центре по программе "Моя улица" – в этом году это коснулось и Кремлёвского кольца, и Садового кольца. Поскольку у нас все кольцевые магистрали в дефиците — вообще хордовых связей у нас кольцевых достаточно мало — соответственно, поток пошёл на Третье кольцо. А сужение достаточно серьёзное и получается: наложились эти два фактора — вот с этим связано ухудшение ситуации в течение этой недели.

Но я хотел бы, конечно, немножко обрадовать, внести нотку оптимизма: через где-то две-три недели ситуация начнёт нормализовываться.

Это и разные дороги, развязки, и благоустройство проезжей части будет заканчиваться, будет освобождаться от техники, от строительных материалов, и откроется такой важный объект, как МЦК — Московское центральное кольцо. Предполагается, что оно возьмёт на себя достаточно большую долю перевозок общественного транспорта, но в принципе стимулирует пользоваться общественным транспортом, в том числе и тех, кто раньше им не пользовался, то есть большой такой, один из крупнейших, наверное, по этому году транспортных объектов.

П. Ш.: Мне кажется, за всю историю Москвы — это один из крупнейших транспортных объектов.

А. М.: Пожалуй.

П. Ш.: Андрей, а вообще, какая причина образования пробок в городе, если всего лишь, допустим, по моему мнению, 100 тысяч автомобилей действительно ломают хребет транспортной системе Москвы и Питера. В чём причина: ДТП, про строительные работы мы уже поговорили. То есть понятно, что они прекратятся, плюс ещё будет естественный спад активности после того, как первый учебный день пройдёт, но ведь есть какие-то другие причины?

А. М.: Факторов образования пробок очень много. В каждом случае можно их установить. Одно дело — поставить диагноз, другое дело — вылечить. Методы лечения опять-таки различаются и могут от одного дня до нескольких лет и от 10 тысяч рублей до десятков миллиардов рублей. Причин очень много: это и бутылочные горлышки — это узкие места. Когда идёт себе магистраль — там пять полос, потом раз — сужается внезапно до четырёх. Соответственно, начинаются перестроения.

П. Ш.: Варшавское шоссе.

А. М.: Варшавское шоссе с Каширским — это слияние, да. Тут тоже можно назвать бутылочным горлышком. А кольцевые магистрали очень часто стоят из-за съездов — не пускает радиальная магистраль, вытягивается хвост — всё: никто никуда не едет.

П. Ш.: Кто-то начинает с третьего, с четвёртого ряда поворачивать.

А. М.: Да. Это лечат камерами сейчас. На Третьем кольце на нескольких участках установлены камеры, которые таких умных штрафуют. Например, на съезде на проспект Мира и на Варшавское шоссе это действительно помогло. Понятно, не решило всю проблему, но помогло. По крайней мере, те, кто выезжает, стоят столько же, но во всяком случае прямо там едут не один-два ряда, а как правило, два с половиной, три. Когда, допустим, большое количество вливаний, потоков, а исходящих потоков нет — получается, что вроде как ширина не меняется, а магистраль стоит.

Типичный пример: южный участок МКАД от Варшавского шоссе до Ясенева. Там вливается у нас поток с Варшавского шоссе, с Симферопольского шоссе и с Бутова — на внутреннюю сторону МКАД, и ещё, собственно, сам транзит, и никаких там продолжений, допустим, в сторону Москвы нет, и других возможностей съезда нет. И получается, что пяти полос не хватает — там нужно шесть-семь на небольшом участке.

А. М.: Бывает проблема с работой светофоров. Если стоит рядом два светофора, они работают в рассинхроне — получается, что с одного тронулся — тут же остановился. Достаточно их синхронизировать — так было на Нагатинской — пробка не исчезает полностью, но значительно уменьшается, потому что они начинают работать как один светофор, и там машины едут, допустим, 80% времени. Если светофор в рассинхроне, на одном 80, на другом 80, получается при наложении 60%, а бывает дефицит пропускной способности именно в зоне перекрёстков. Идёт дорога той же ширины, и на перекрёстке три полосы до этого, три после. На перекрёстке не хватает, нужно расширить, увеличить количество полос — это можно сделать карманом, это можно сделать иногда разметкой. Сейчас достаточно масштабно и в Москве делается, и в Московской области.

Сейчас Волоколамское шоссе в Московской области, в Красногорске, например, разметили по тому же принципу, как много других магистралей в Москве: из четырёх полос сделали пять за счёт небольшого сужения, и левые повороты убрали в карманы. Казалось бы, небольшая мера, но она повышает пропускную способность фактически в два раза, потому что раньше достаточно было одного автомобиля, чтобы ряд перекрыть, заблокировать, которому надо налево, а сейчас этот автомобиль может спокойно стоять в кармане, а все остальные продолжают ехать прямо.

П. Ш.: А сужение полос не привело к аварийности? Следили за этим?

А. М.: Следили. Не привело. Сужение полос, во-первых, в принципе, повышает внимание водителей. И когда большой был габарит, внимание немножко рассеивается, а тут получается концентрация — первый фактор. Второй фактор: в широкой полосе — 3,75—4 метра — хочется притопить педальку, разогнаться до ста километров в час и больше, в полосе 3—3,25 ты будешь комфортно ехать 60—70 — тебе соточку не будет хотеться. Получается ещё один фактор повышения безопасности: соблюдение скоростного режима.

П. Ш.: Спасибо большое. Андрей Мухортиков, член Общественного совета при Минтрансе Московской области был у нас в гостях. 

Автор: Ольга Егорова

Подробнее: life.ru